суббота, 16 июня 2012 г.

Козленок в молоке матери?

Стефан Шорх, Университет Мартина Лютера.

Vetus Testamentum 60 (2010) 116-130, с сокр.


Знаменитое выражение לא תבשל גדי בחלב אמו, которое обычно переводят "не вари козленка в молоке его матери", встречается три раза в Еврейской Библии: Исх. 23:19, Исх. 34:26 и Втор. 14:21. Хорошо известно, что это выражение является основой галахического правила, запрещающего потребление и приготовление мяса вместе с молоком: כל הבשר אסור לבשל בחלב חוץ מבשר דגים וחגבים Любое мясо запрещено готовить в молоке, за исключением мяса рыб и кузнечиков. (Мишна Хулин 8:1) Связь между этим правилом и библейским выражением прослеживается уже во 2 в. н.э., как показывает перевод Исх. 23:19 и 34:26 в Таргуме Онкелоса: לא תיכלון בשר בחלב Не ешьте мяса в молоке. Однако и само выражение, и его контекст говорит о том, что речь идет, скорее, о чем-то другом. Более того, сравнение различных раввинистических источников, обсуждающих запрет смешивать молоко и мясо, показывает, что и галаха, и ее связь с библейским текстом, развивались постепенно и в несколько этапов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ученые пытались найти оригинальное значение этого выражения. Однако, несмотря на усилия, убедительного ответа найдено не было, и смысл библейской фразы все еще остается предметом дискуссии. Различные предложенные интерпретации библейской фразы можно разделить на три группы, в зависимости от текстуальной основы, к которой они относятся:
1. Предположения, основанные на масоретском тексте с традиционным значением "не вари козленка в молоке его матери".
2. Предположения, предлагающие изменения масоретского текста.
3. Предположения, основанные на масоретском тексте, но с интерпретацией, отличной от традиционной.

1. Не вари козленка в молоке его матери.

Первая категория содержит наибольшее число различных интерпретаций. Предположения в этой категории стараются восстановить первоначальный контекст высказывания. Гуманистическое понимание, впервые предложенное Филоном Александрийским, нашло поддержку у современных ученых, особенно ярко - у Менахема Харана. Харан считал, что контекст рассматриваемого запрета нужно понимать в его связи с Исх. 22:28-29, Лев. 22:27-28 и Втор. 22:6-7:

Отдавайте мне своих первенцев. То же касается и скота, крупного и мелкого: пусть первенец семь дней остается при матери, а на восьмой день отдавай его Мне. (Исх. 22:28б-29, перевод РБО)

Когда рождается бык, овца или козел, то семь дней он будет с матерью, а на восьмой день он должен быть принят в сжигаемую жертву для Йахве. Однако, из крупного и мелкого скота ты не должен резать животное и его детеныша в один день. (Лев. 23:27-28)

Если в пути ты нашел гнездо, на дереве или на земле, а в гнезде есть птенцы или яйца, и птица сидит при птенцах или на яйцах, то не забирай мать вместе с потомством. Отпусти птицу, а потомство ее можешь забрать. Тогда тебе будет хорошо и долгой будет твоя жизнь. (Втор. 21:6-7, перевод РБО)

По мысли Харана все эти законы (детеныш должен оставаться с матерью как минимум семь дней, птицу-мать нельзя забирать из гнезда вместе с птенцами и козленка нельзя варить в молоке матери) - выражение общего принципа уважения к отношениям между матерью и ее ребенком, то есть "намеренное напоминание гуманного поведения". У этой теории, похоже, есть слабые места, на которые указал Милгром:

Это верно, что нельзя резать мать и детеныша в один день (Втор. 22:28), однако это безусловно разрешено в разные дни. Новорожденному должно быть позволено семь дней сосать (Втор.22:27, Исх.22:29), но на восьмой день его уже можно привести к алтарю, даже если он все еще на материнском вскармливании. Птица и ее птенцы или яйца нельзя брать вместе, но их можно взять раздельно. В том же ключе, коза никак не может знать, что ее козленок варится в ее молоке.

Основываясь на тех же библейских стихах, Милгром предлагает другую связь между ними, продолжая раннее предложенную интерпретацию C.M.Carmichael:

Общий знаменатель всех этих запретов - смешение жизни и смерти в одно и то же время... Молоко матери, поддерживающее жизнь в ее козленке, не может быть связано с его смертью.

Эта интерпретация имеет ту же проблему, что и гуманистическое объяснение, поскольку оба не подходят под то, что написано в библейском тексте буквально. В частности, интерпретация Милгрома не объясняет, почему запрет не варить козленка в молоке относится именно к молоку его матери.

Многочисленные экзегеты, начиная с Маймонида, считали, что варить козленка в молоке матери было частью ханаанского культа. Однако, это предположение не подтверждается археологически, и поэтому должно быть отвергнуто. Известно, что непосредственно после рождения молоко матери имеет красноватый оттенок. Исходя их этого наблюдения, Casper J. Labuschagne считал, что древние предполагали в таком молоке наличие крови, поэтому запрещали его варить. Если бы такое объяснение было правильным, мы вправе были бы ожидать запрета на только варить, но и употреблять это молоко в любом виде. Однако в Еврейской Библии следов такого запрета нет. Основываясь на реалиях молочного производства, Ph. Guillaume выдвинул еще одну гипотезу. Он предположил, что Втор. 14:21 следует понимать в контексте производства сыра, а именно "не створаживай молоко с сыгучом". И хотя поздняя галахическая мысль связала производство сыра с запретом варить козленка в молоке матери, нет свидетельств того, что это было первоначальным значением библейского текста. Таким образом можно заключить, что ни одно из предположений, основанных на традиционном прочтении текста, то есть "Не вари козленка в молоке его матери", не восстанавливает исторический фон, или Sitz im Leben, который бы действительно подходил под рассматриваемый стих. Эта проблема стала отправной точкой для предположений, основанных на изменении текстуальной основы библейского стиха.

2. Не вари козлка в жире его матери.

R. Heckl и J. Sessson независимо друг от друга предположили, что слово из масоретского текста халав (молоко) первоначально имело огласовку хелев (животный жир), и, таким образом, пришли к тексту "не вари козленка в жире его матери". Оба ученых считают, что огласовка хелев появилась умышленно, чтобы стих стал библейским основанием запрета смешивания молока и мяса. Однако ни один из этих ученых не обратил должного внимания на текстуальные свидетельства. Возможность чтения хелев вместо халав действительно обсуждается в дискуссии, записанной в Вавилонском Талуме:

Р. Аха б. Иаков поставил это под сомнение, сказав "Есть ли кто-то не принимающий написанное как доказательство?. Не так ли учат - " в молоке его матери", когда можно прочитать "в жире его матери"? (ВТ Санhедрин 4а).

Этот отрывок показывает, что раби Аха бар Яков, живший в IV в. н.э., конечно, знал о возможности огласовки хелев "жир" вместо халав "молоко". Однако, он рассматривал эту возможность как абсурдную, использовав этот случай как аргумент в пользу того, что традиция прочтения, дошедшая до его времени, определяет понимание библейского текста. Это показывает, что огласовка халав была зафиксирована уже в IV в. н.э. Древних свидетельств, которые бы подтверждали чтение хелев, не существует. Наиболее же древним свидетельством традиции огласовки текста Торы является Септуагинта. Этот перевод Пятикнижия на греческий язык рассматривается как важное до-масоретское свидетельство огласовки древнееврейского текста, настолько насколько он может быть реконструирован на основе греческого перевода. В рассматриваемых стихах Септуагинта имеет чтение ἐν γάλακτι "в молоке". Это показывает, что переводчики книг Исход и Второзаконие на греческий язык, создавшие свои произведения в 2-3 вв. до н.э., прочитали свои древнееврейские Vorlage с той же огласовкой, какая была зафиксирована в масоретском тексте. И хотя можно поставить под сомнение текстологическую ценность греческого перевода рассматриваемого стиха, как это делают Heckl и Sasson, текстология не дает для этого оснований. Как масоретский текст, так и Септуагинта, поддерживают чтение "молоко", что является достаточно убедительным аргументом против огласовки хелев "жир". Этот аргумент можно усилить ссылкой на еще одно важное свидетельство, которое не учли Heckl и Sasson. Самаритянский текст Торы является, помимо масоретской традиции, единственным еврейским свидетельством огласовки текста Торы, полностью охватывающим еврейский текст Пятикнижия. Самаритянская традиция развивалась практически независимо от масоресткой, поэтому самаритянская огласовка алав "молоко" вместо предполагаемой элев "жир" во всех трех местах, в которых встречается рассматриваемое, является очень сильным аргументов в пользу масоретской огласовки. Таким образом, все текстуальные свидетельства подтверждают прочтение "молоко", поэтому наше дальнейшее исследование смысла этого загадочного высказывания должно исхдить из этого прочтения.

3. Не вари козленка, который в молоке своей матери.

Интересно, что такое чтение предложил еще Св. Августин, и оно вошло в перевод Библии, выполненный Матрином Лютером в 1534 г. Оба посчитали выражение "в молоке матери" относящимся не к глаголу, а к существительному "козленок", таким образом придя к значению всего стиха "не вари козленка, который в молоке своей матери", то есть козленка, который еще питается материнским молоком. Несколько современных ученых поддерживали такое чтение, в частности, Hans Goedicke:

Это предложение имеет одно предложное дополнение, которое обычно понимают как наречие, т.е. относящееся к глаголу. Но, так же как и в предложении "Не ешь персики на траве" предложное дополнение может относится к объекту. Если дополнение понимать таким образом, то библейский стих нужно переводить так: "Не вари козленка (который) в молоке своей матери".

Однако другие ученые слишком быстро отвергли это предложение. Так, Labuschagne видел в нем "языковые трудности", а Sasson заявил, что "такое понимание идет вразрез с еврейской идиоматикой".

Тем не менее, как обычно признают гебраисты, синтагма "глагол + объект + предложное дополнение" с предложным дополнением, модифицирующим объект, хорошо засвидетельствована в библейском иврите, и не является ни лингвистически трудной, ни противоречащей древнееврейской идиоматике. Чтобы продемонстрировать это достаточно нескольких примеров, относящихся к различным предлогам.

Иер. 12:3 ובחנת לבי אתך "проверь мое сердце, которое с тобой".
1 Цар. 11:6 ועש שלמה הרע בעיני יהוה "делал Соломон зло в глазах Йахве".
Плач 3:41 נשא לבבנו אל כפים אל אל בשמים "вознесем наши сердца и руки к богу, который на небе".
Лев. 19:18 ואהבת לרעך כמוך "люби своего ближнего, который как ты"*
Быт. 1:9 יקוו המים מתחת השמים "пусть соберется вода (которая) под небесами". Интересно, что в параллельном стихе (Быт. 1:7) эта мысль передана с помощью придаточного предложения: המים אשר מתית לרקיע "вода, которая под сводом".
Втор. 22:6 לא תקח האם על הבנים "не бери мать на птенцах".

Таким образом, перевод "Не вари козленка, который в молоке своей матери" определенно соответствует правилам древнееврейского синтаксиса. Такой перевод вполне понятен: ягненка, который все еще питается материнским молоком, варить нельзя.

Некоторые ученые выступили против такого понимания опираясь на библейские стихи, подразумевающие, что ягненок, еще не отлученный от матери, может быть принесен в жертву или зарезан. В связи с этим эти стихи заслуживают детального рассмотрения.

Законы Пятикнижия действительно содержат два фрагмента, которые позволяют или даже требуют приносить в жертву восьмидневного ягненка, очевидно, еще сосущего мать. Книга Завета хочет, чтобы первенцев отдавали Йахве на восьмой день после рождения (Исх. 22:29):

то же делай с волом твоим и с овцою твоею: семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне. (Син. пер. Исх. 22:30)

По Кодексу Святости молодое животное готово для жертвы начиная с восьмого дня (Лев. 22:27):

когда родится теленок, или ягненок, или козленок, то семь дней он должен пробыть при матери своей, а от восьмого дня и далее будет благоугоден для приношения в жертву Господу (Син. пер.)
Следующий стих 1 Сам. 7:9 является иллюстрацией последнего высказывания:
И взял Самуил одного ягненка от сосцов (טלה חלב), и принес его во всесожжение Господу.

Эти цитаты, однако, содержат фундаментальное отличие от запрета, выраженного в Исх. 23:19, 34:26 и Втор. 14:21: ни в одном случае человек не ест ягненка. Более того, первенец полностью принадлежит Йахве с самого рождения, и выражением этого является принесение его в Храм. Таким образом, ситуации, которые описаны в Исх. 22:29, Лев. 22:27 и 1 Сам. 7:9 не имеют отношения к еде, тогда как запрет на ягненка, сосущего мать, является пищевым запретом: как Исх. 23:19, так и Исх. 34:26 говорят о варке мяса для еды в Храме во время паломничества, вероятно на праздник Кущей. В Втор 14:21 связь с пищей еще более очевидна: запретом на ягненка заканчивается список видов мяса, запрещенных для еды - нечистых птиц (12-19) и мяса животного, умершего своей смертью (21а). Следовательно, как в книге Исход, так и во Второзаконии высказывание относится к пищевым запретам, хотя существует значительная разница между этими стихами как в контексте, так и в области применения: Втор. 14:21 выражает общий пищевой запрет, в запрет в книге Исход относится к праздничной еде во время паломничества. Таким образом, пищевой запрет в Исходе справедлив только в культовом контексте, что подтверждается в Самаритянской версии Исх. 23:19, где после запрета следует дополнение כי עשה זאת כזבח שכח ועברה היא לאלהי יעקב "ибо если кто это делает, то это подобно жертве забвения и это негодование для Бога Иакова".

Скорее всего более древняя версия запрета та, что ограничена культовым контекстом, а версия Второзакония - это вторичное обобщение. Какой бы вариант текста не был первичным, ограничение запрета в книге Исход скорее всего связано с отличием праздничного пиршества от обычного приема пищи. Поскольку ежегодные паломничества, особенно в праздник кущей, характеризовались радостным чествованием сотворения мира и произведения потомства, представляется целесообразным рассматривать запрет готовить еду из молочного ягненка как "преднамеренное напоминание гуманного поведения даже в разгар общего веселья" (Менахем Харран, 1979), или как связанный с намерением не повредить отношениям между матерью и ребенком. С другой стороны, обобщение запрета во Второзаконии соответствует тенденции девтерономиста к "секуляризации". Автор Второзакония преобразовал запрет на молочного ягненка, связанный книге Исход с культом, в общий диетический закон.

Похоже, запрет на молочного ягненка оставил след и в книге Амоса (в дополнение у трем упоминаниям в Пятикнижии). В Ам. 6:3-4 пророк говорит "беззаботным на Сионе, ... ничего не подозревающим на горе Самарии (ст. 1)"

Вы, отодвигающие день гибели, приближающие торжество насилия! Вы, лежащие на кроватях из слоновой кости, растянувшиеся на своих диванах! Вы, едящие телятину из стада (כרים מצאן), тельцов из "привязи" (ועגלים מתוך מרבק)!
Ам. 6:4

Самое сложное в этом отрывке - это значение слова מרבק, хотя значение корня רבק - связывать не представляет трудности. На основании значения корня רבק прелагали, что מרבק следует понимать как "место связывания", то есть место, где находились телята, стойло. Так как телята находились в стойле для откармливания, некоторые ученые предположили абстрактное значение "откорм". Следует отметить, однако, что это понимание основано в основном на этимологических соображениях, которые по самой своей природе могут дать только достаточно общее представление о значении данного слова. Альтернативное предложение, выдвинутое Helga Weippert и направленное на конкретное понимание מרבק выглядит более обоснованным. На основании филологических и иконографических данных Weippert убедительно продемонстрировала, что слово следует скорее понимать как привязывание сосущего теленка к ногам матери. Из понимания מרבק в соответствии с предложением Weippert вытекает, что тельцы, о которых говорит Амос, еще привязаны к ногам матери, т.е. сосущие. Пророк здесь, видимо,осуждает то, что этих "сосущих телят готовят пищу. Таким образом, его слова - раннее свидетельство запрета в «ягненка в молоке его матери".

Мы показали, что понимание известного изречения как "Не вари козленка, который в молоке своей матери" позволяет избежать различных проблем, характерных ранее предложенным объяснениям и полностью согласуется с текстуально-историческими, грамматическими, литературными и литературно-историческими свидетельствами. Таким образом, настоящее предложение, в отличие от других объяснений, обеспечивает прочную основу для контекстуализации этого изречения в религиозной и социальной истории древнего Израиля.

39 комментариев:

  1. Анонимный16 июня 2012 г., 9:07

    Спасибо! Действительно, последняя версия кажется самой убедительной.

    "И хотя поздняя галахическая связала..." - пропущено слово?
    "Какой бы вариант тексты"
    "вытекает, что
    тельцы," - лишний перенос строки.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за опечатки! Вчера обнаружил, что статья Милгрома, на которую ссылается Шорх, есть полностью онлайн. Там как раз обсуждается история с угаритским текстом, который считался основанием для запрета варить козленка в молоке его матери. http://www.keithhunt.com/Kidmilk.html

      Удалить
    2. Анонимный16 июня 2012 г., 12:51

      Спасибо за ссылку.
      А правда, что слово, которое перевели как "козленок" на самом деле означает детеныша вообще? Я читал такое в каком-то комментарии к данной заповеди. Если это так, то надо бы как-то отразить это в статье, а то не очень понятно, почему в ней фигурирует то козленок, то теленок, то ягненок.

      Удалить
    3. גדי [gedi] - это детеныш козы или овцы.

      Удалить
    4. Анонимный17 июня 2012 г., 8:02

      Понятно, спасибо.

      Удалить
    5. А может ли эта фраза обозначать суровый запрет мстить ребенку за грехи его матери?

      Удалить
    6. Я так не думаю. Ни контекст, ни фразеология не указвают на такой смысл. Тема ответственности детей за грехи родителей действительно есть в библейской литературе, например Иез. 18.

      Удалить
  2. На сегодняшний день толкование Стефана Шорха звучит наиболее убедительно.
    Эту статью я читал ещё несколько месяцев назад на английском (благодаря вашей ссылке).
    В тексте осталась опечатка: "Однако другие ученые слишком быстро отвернули это предложение".
    Должно быть отвергнули.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Тарас. Исправленная опечатка всегда предпоследняя. Мне наиболее убедительным кажется объяснение Милгрома, однако скорее всего из личных предпочтений. Его объяснение (молоко матери, поддерживающее жизнь в ее козленке, не может быть связано с его смертью) связано с его интерпретацией книги Левит - понятий культовой чистоты и святости. С его точки зрения, смерть связана с культовой нечистотой, и отсюда происходят запреты на касание к трупу, ритуалы с кожной болезнью, и др. Святость не должна соприкасаться с ритуальной нечистотой - а именно это и происходит, когда молоко матери, то есть источник жизни козленка, который тянется непосредственно к божеству - первоначальному источнику жизни, становится источником его смерти.

      Кроме того, Милгром очень хорошо разбирался в языке, и его утверждение in biblical Hebrew it is not possible ... to refer to a "suckling" as one that is "in his mother's milk" заставляет меня глубоко усомнится в возможности понять "козленка в молоке матери" как "сосущего". Действительно, ничего подобного в источниках древнееврейского и близких языков нет. Если бы автор имел в виду животного, который все еще сосет, почему бы ему именно так не сказать, что-нибудь вроде גדי ינק "сосущий козленок" или что-то подобное.

      Ссылка на Амоса мне кажется очень уж натянутой - автор хочет объяснить непонятное место еще более непонятным. Кстати, Guillaume, автор гипотезы о створаживании, в ответе на эту статью написал, что "although Stefan Schorch claims that Amos 6:4 provides the key to the prohibition of cooking a kid in its mother's milk, Schorch's article strengthens rather than invalidate the rennet hypothesis." Правда, целиком ответ Guillaume я не смог найти.

      Удалить
    2. Анонимный17 июня 2012 г., 8:48

      "молоко матери, поддерживающее жизнь в ее козленке, не может быть связано с его смертью"
      Версия интересная. Но мне кажется сомнительной. Больше всего внимания вопросам чистоты и нечистоты уделяет Левит. "Это вечное постановление в роды ваши, чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого". Все вопросы о чистоте и нечистоте в нем рассмотрены в мельчайших подробностях: что должен сделать человек, ставший нечистым (по каждому случаю отдельно), что делать с нечистой посудой (для деревянной, медной и глиняной разные инструкции), сколько дней будет нечистой женщина после родов (если родился мальчик - один срок, если девочка - другой), подробно расписано, какие кожные болезни считать нечистотой, а какие нет - в общем, все расписано скрупулезнейшим образом. Почему, уделяя такое большое внимание вопросам чистоты и нечистоты, Левит ни словом не упоминает о запрете варить козленка в молоке?

      Еще вопрос: зафиксирован ли где нибудь обычай варить мясо в молоке? Ведь бессмысленно запрещать то, чего никто не делает. К трупу, нечистому животному или человеческой нечистоте можно прикоснуться нечаянно, но едва ли можно нечаянно сварить козленка в молоке.

      В то же время, молочные ягнята и козлята считаются деликатесом (http://idilbay.ru/1bar.php), так что нет никакого сомнения, что их ели.

      Удалить
    3. Эта мысль, о запрете смешивания жизни и смерти, играет большую роль в той системе, которую создал Мильгром для интерпретации книги Левит. Эта система объясняет много из того, что Вы перечислили - почему роженица нечиста определенный период после родов, почему нечист обладатель загадочной болезни цаарат, и многое другое - почему нечист мужчина после семяизвержения и женщина во время менструации, почему нечист прикоснувшийся к трупу, и т.д. Вне этой системы теория о том, что "молоко матери, поддерживающее жизнь в ее козленке, не может быть связано с его смертью" действительно выглядит сомнительно, но хорошо подходит как часть общей системы культа древнего Израиля.

      Для обсуждения вопроса о том, почему в Левите нет упоминания о козленке в молоке матери нужно найти место, где автор должен был бы сделать такое упоминание.

      Удалить
  3. Анонимный17 июня 2012 г., 8:58

    У меня еще мысль появилась. В Исходе сказано (23:19):

    Начатки плодов земли твоей приноси в дом Господа, Бога твоего. Не вари козленка в молоке матери его.

    И еще раз (34:26)
    26 Самые первые плоды земли твоей принеси в дом Господа Бога твоего. Не вари козленка в молоке матери его.

    "Начатки плодов земли" (первый урожай) и первородных скота приносили в жертву. Причем первородных скота приносили в жертву на 8 день, т.е. еще сосущими мать. Если принять версию, что "козленок в молоке матери" - это молочные ягнята/козлята, то может быть смысл заповеди в том, что жертвы первородных скота нельзя варить, а надо именно сжигать? (Не думаю что это просто совпадение: начатки плодов земли и козленок в молоке упомянуты в одном и том же стихе, причем дважды)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, это не похоже на совпадение. Как указывает автор, Моше Харран тоже связывал праздники паломников и козленка в молоке матери. "Поскольку ежегодные паломничества, особенно в праздник кущей, характеризовались радостным чествованием сотворения мира и произведения потомства, представляется целесообразным рассматривать запрет готовить еду из молочного ягненка как "преднамеренное напоминание гуманного поведения даже в разгар общего веселья".

      Удалить
  4. Анонимный18 июня 2012 г., 7:58

    А что, старину Дж. Фрэзера и его «Фольклор в Ветхом Завете» уже совсем забыли? Этот английский автор второй половины XIX столетия, конечно, был махровым безбожником-позитивистом и местами в своей дурацкой иронии опускался до богохульства, к тому же его творческая мысль была лишена особой оригинальности, во многом являясь вторичной. Тем не менее, его вполне можно признать весьма старательным, аккуратным, трудолюбивым и по-своему добросовестным исследователем. В «Фольклоре…» он посвятил отдельную главу проблеме варёного в материнском молоке козлёнка. Сейчас у меня нет под рукой этой книги, поэтому излагаю, как помню. Фрэзер перелопатил большое количество этнографического материала, связанного с полупервобытной «производственной» магией разных скотоводческих племён и народов. И пришёл к довольно убедительному выводу: эта библейская заповедь попала в Ветхий Завет из языческого скотоводческого прошлого древних «доавраамовых» сынов Еверовых и представляет собой характерный для Моисеева Закона запрет на колдовство. Столь непочтительное отношение к козе и её козлёнку могло вызвать лютый гнев «скотьих» духов и божеств, в результате чего стадо перестало бы плодиться и доиться, что для скотоводов было смерти подобно. Такое ужасное злодейство могли совершить из ненависти только враждебные колдуны и колдуньи, желающие племени всяческих бед и погибели. Именно поэтому данная заповедь повторяется в Торе чаще, чем «не убий». Санкция за её нарушение соответствует тяжести злодеяния: «ворожеи не оставляй в живых» (некогда искать ссылку на Второзаконие или Левит).
    От себя могу добавить, что в детстве я тоже слыхал от старых людей о сходных суевериях русских православных крестьян конца XIX – начала XX веков. Например, они считали, что проделывая определённые манипуляции с остатками последнего надоя вдруг переставшей доиться коровы, можно не только определить виновную в порче ведьму, но и причинить ей тяжёлые телесные и душевные страдания. Существовало даже «православное» суеверие, расценивавшее разбавление молока водой как страшный и непростительный грех перед Богом. По таким представлениям, совершившее его люди будут вечно переливать в аду полученную смесь из сосуда в сосуд, тщетно пытаясь отделить воду от молока.

    ОтветитьУдалить
  5. Очень справедливое замечание. Нет, Фрэзер с его теорией магических связей между частями разрезанного животного или между матерью и детенышем не забыт. Его идея подхвачена и развита современниками, в частности, влиятельным швейцарским ученым Othmar Keel. Штефан Шорх обсуждает эту гипотезу в настоящей статье, однако эта часть статьи попала "под сокращение". (Некоторые из наших читателей очень недовольны большими размерами сообщений, поэтому приходится немного их сокращать.) Если интересна критика этой гипотезы - можно посмотреть в оригинале на стр. 119 внизу. Вкратце, проблема в том, что наличие табу, которого требует гипотеза, не подтверждается древними источниками.

    ОтветитьУдалить
  6. Анонимный18 июня 2012 г., 16:05

    >Этот английский автор второй половины XIX столетия, конечно, был махровым безбожником-позитивистом

    Вы так говорите, как будто это что-то плохое :)

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный20 июня 2012 г., 11:12

    Вы так говорите, как будто это что-то плохое…
    Анонимному от Анонимного. Уважаемый тёзка, вам не кажется, что у нас налаживается конструктивный обмен учтивыми анонимками? Плохо или хорошо быть безбожником – это, как говорится, дело вкуса и свободы совести. На белом свете полным-полно людей, которые в качестве атеистов чувствуют себя прекрасно – уверенно и комфортно. Но учёному мужу быть безбожником как-то несолидно. Всё-таки занятие наукой подразумевает определённый интеллектуальный уровень, наличие аналитических способностей и просто здравого смысла. Если учёный, подобно Лапласу, заявляет, что не нуждается в гипотезе бытия Бога, он тем самым сеет обоснованные сомнения в своей профессиональной квалификации. Спасибо, что не пренебрегли моим скудоумным комментом.
    Журавлёву. Благодарю за ссылку – на досуге обязательно ознакомлюсь. По-моему, заповедь «Не вари козлёнка…» - это и есть то табу, которое само себя подтверждает в крайне авторитетном древнем источнике. Оно хорошо подкрепляется и современным этнографическим материалом и просто, если так можно выразиться элементарной человеческой логикой религиозной психологии. Мне кажется, что чрезмерное усложнение в данном вопросе переводит его из научной в наукообразную сферу. А если с такой же придирчивостью отнестись к другим изложенным выше гипотезам? Тогда их ввиду спекулятивности даже к рассмотрению принимать нельзя. Признателен Вам за интересную тему.

    ОтветитьУдалить
  8. Анонимным участникам: прошу не развивать далее обсуждение вопросов, связанных с мировоззрением.

    О табу. Табу в нашем случае - это запрет, связанный с (парасимпатической) магией, а как раз присутствие магии в контексте запрета козленка в молоке матери и не подтверждается древними источниками. Если принять гипотезу о том, что запрет связан с магией, то мне больше понравилась бы идея "нитей пложородия". Смену поколений у людей, растений и животных древние понимали как "нити плодородия". Если эти нити связывать правильным образом, например посредством священного брака, то в результате будет процветание общины - большой урожай, хороший приплод и много детей. А если одну из нитей замкнуть посредством брака близких родственников, то результатом будет голод и бедствия. В неправильную связь нитей входит гомосексуализм, килаим (смешивание разнородных культур), и, возможно, зоофилия. Спутывание нитей происходит в примере Втор. 24:1-4: Положим, некто женился и стал жить с женой, но она ему не понравилась, ибо он нашел в ней что-то неподобающее, и он дал жене письмо о разводе и отослал ее прочь из своего дома, и она, покинув его дом, вышла замуж за другого человека. Если она не понравилась и второму мужу и тот, дав ей письмо о разводе, отослал ее прочь из своего дома — или если второй ее муж умер — то первый муж, который развелся с ней, не может снова взять ее в жены, ибо она сделалась нечистой. Если варить козленка в молоке его матери, то линия плодородия этого козленка, спутывается с другой линией, которая идет от его матери через материнское молоко.

    В целом я с Вами согласен - все без исключения гипотезы, объясняющие запрет варить козленка в молоке матери, носят спекулятивный характер.

    ОтветитьУдалить
  9. Анонимный22 июня 2012 г., 9:23

    Журавлёву. По поводу Втор. 24: 1 – 4 хочу обратить Ваше внимание на соответствующие предписания шариата. Мохаммед излагал своё учение примерно в 620 – 640 годах, при этом его бытовая и законодательная часть основывалась, конечно, преимущественно на древнем обычном праве доисламских арабов. Книга Второзакония, согласно наиболее распространённому среди библеистов мнению, была обнаружена (или составлена) в царствование Иосии, то есть где-то во второй половине VII века до Р.Х. (ветхозаветная хронология до сих пор во многом не тверда). Но в любом случае сами нормы сложились ещё раньше – либо при Моисее, либо в период судий с некоторой корректировкой в царскую эпоху. То есть по времени разница между Второзаконием и шариатом получается весьма солидной. Однако обе правовые системы сложились не то чтобы в едином, но, я бы сказал, в общем географическом, этнокультурном, языковом и (с оговорками) религиозном ареале, который можно условно назвать ближневосточно-семито-авраамическим с преимущественно скотоводческим хозяйством. Обе они (разумеется, тоже с большими оговорками) зафиксировали схожие этапы в социально-экономическом, государственно-политическом и религиозном развитии евреев и арабов. А результат законотворчества получился прямо противоположным. Внешне покорная мусульманская жена, как и всякая нормальная женщина, при желании легко может довести грозного супруга до полной истерики и трижды услышать сакраментальную фразу «Я с тобой развожусь». После этого у погорячившегося мужа начинаются крупные неприятности, чреватые почти катастрофическими расходами. Согласно шариату, отвергнутая жена должна пожить несколько месяцев «разведёнкой», потом обязательно выйти замуж за другого, побыть в этом качестве определённое время, развестись, ещё какой-то срок подождать и только после этого официально вернуться к первому спутнику жизни. А ему приходится искать ей фиктивного мужа и платить ему за калым, а также за фиктивность и гарантию расторжения брака. Таким образом, второе супружество не только не является нечистым, но, наоборот, как бы «очищает» разведённую женщину, вновь делает её достойным членом женской части общества. На данное место Второзакония в связи с шариатом я обратил внимание только вчера, после прочтения Вашего ответа на мой комментарий, поэтому никаких здравых соображений по этому поводу у меня пока нет. Первое подходящее объяснение, связанное с изгнанной мужем, но при этом не осквернённой арабской праматерью Агарью, выглядит очень натянутым, тем более, что сам Мохаммед, по крайней мере в Коране, об Агари совсем не вспоминал и явно представлял себе историю Исмаила совсем не так, как она изложена в книге Бытия. Приходится просто констатировать, что на каком-то этапе взгляды потомков Авраама-Ибрахима на столь деликатную жизненную проблему почему-то кардинально разошлись. Впрочем, вполне возможно, что таким образом евреи и арабы разными способами, но в рамках одной логики пытались, как теперь говорят, защищать семейные ценности, отбивая у мужчин охоту к скоропалительным и легкомысленным решениям в вопросах брака и семьи. Если это действительно так, то следует признать, что у арабов получилось гуманней, но изощрённей. Как бы там ни было, никакой магической подоплеки я в обоих случаях не вижу.
    P.S. Вы тут написали, что некоторые посетители сайта сетуют на излишнюю пространность текстов. Посмею заметить им, что данный сайт называется Богослов.ру, и «шершавый язык плаката» не самый удачный вариант изложения на нём пусть даже доморощенных «теологуменов».

    ОтветитьУдалить
  10. Здесь какая-то путаница. Этот сайт называется "Блог Библеистика", и не имеет никакого отношения ни к сайту Богослов.ру, ни к богословию в целом.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Этот читатель зашел на блог через ссылку портала Богослов.ru
      http://www.bogoslov.ru/text/2615214/index.html

      Удалить
  11. Анонимный26 июня 2012 г., 16:37

    Когда-то давно Вы поднимали на форуме вопрос о смешении разных видов тканей. (Не носи одежду, сотканную из двух разных видов нити http://atheo-club.ru/newphpBB/viewtopic.php?f=5&t=921 ). И приводили интересные примеры:

    "Почему-то сеяние двух сортов винограда на одном огороде делает все поле заклятым.

    Обратите внимание, что синодальный перевод передает "сделать заклятым" , глагол "кадаш" - делать святым, освящать.

    Кроме того, именно из льна и шерсти были сделаны покрывала для скинии (Исх. 26:1)."

    На мой взгляд, это противоречит теории о "связывании нитей". Запретное смешение тут вовсе не делает "нечистым" (нечистым покрывалом не стали бы покрывать скинию), скорее наоборот, делает святым - настолько святым, что мирянам запрещено контактировать с ними.

    ОтветитьУдалить
  12. Да, Вы правы. В одних случаях результат смешивания находится в священной сфере, в других - в сфере ритуально нечистого. Если смешивать птицу с четвероногим, по получится или херувим из священной сферы, или саранча, то есть шекец (то, что загрязняет при поедании). Я не смог разобраться, почему так. Здесь еще одна дискуссия, связанная с этим вопросом.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Может быть, идея в том, что "смешанное" может принадлежать только богу? Поэтому если это на земле - непорядок. Так, покрывало скинии из смешанной ткани - нормально, а надетое на мирянине - непорядок. Херувим - на небесах, это нормально, а саранча - на земле, непорядок. Поле засеянное разными семенами становится заклятым - т.е. урожай надо отдать богу (храму). И т.д.

      Удалить
  13. Анонимный27 июня 2012 г., 22:00

    Замечу, что акт сотворения мира по Библии - это непрерывная череда отделений: света от тьмы, воды от суши, воды (небесной) от воды (земной). Не в этом ли корень? Разделение, упорядочивание - это хорошо, это созидание. Смешение - это плохо, это разрушение. Например, смешение языков - это акт разрушения, повлекший падение Вавилонской башни. Смешение "сынов божьих и дочерей человеческих" так разгневало Бога, что он наслал на мир потоп. Может отсюда все запреты? (Правда, это не объясняет, почему в некоторых случаях смешение приводит к нечистоте, а в некотором - к святости).

    ОтветитьУдалить
  14. Однако смешение мужского и женского семени в стандартных случаях - это хорошо, ибо приводит к приплоду, а в определенных случаях (священный брак) - к улучшению урожая.

    ОтветитьУдалить
  15. Анонимный28 июня 2012 г., 23:32

    Это как раз объяснить легко: мужчина и женщина, согласно Библии, как бы одно существо: Ева создана из ребра Адама.

    И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть.

    Поэтому, смешение мужского и женского семени - как бы и не смешение вовсе.

    ОтветитьУдалить
  16. В случае приплода скота это рассуждение не работает.

    ОтветитьУдалить
  17. Я не такой умный как вы. Могу только опечатки найти. "Он основании значения корня רבק предлагали.."

    ОтветитьУдалить
  18. а в конце концов, кто-нибудь выяснил, с какой истории взялась взаимосвязь конкретного зверька и молока ЕГО матери? Опуская историю с недостающим словом (как наиболее вероятную гипотезу) , надо понять - а кому и в какой ситуации вообще потребовалось смешивать и нагревать эти два продукта. Кроме какого-нибудь чернокнижья и прямого идиотизма непридумывается ничего. Может ли кто указать какой либо подтвержденный исторический источник исполнения такого действия?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. К сожалению, такой источник среди документов древнего Ближнего Востока не найден.

      Удалить
  19. Толкование нашей заповеди имеет дополнительные трудности. Различные упоминания этой заповеди, вероятно, принадлежат разным авторам. И эти авторы могли иметь различные представления о ней. Так в книге Исход эта заповедь является одной из культовых и входит в Ритуальный Декалог. Но во Второзаконии она является уже одной из диетических.
    Подобно различным мнениям современных исследователей библейские авторы и переписчики (такие как автор дополнительного комментария в Самаритянской книге Исход) также могли иметь различные представления о ней.

    Ещё раз перечитал статью. Возможно, речь идет об запрете одновременного убийства сосущего ягненка и его матери (как с ритуальной целью, так и обыкновенной пищевой). Причина этого запрета для разных библейских авторов могла быть различной или просто неясной.

    ОтветитьУдалить
  20. При закалывании матери и его сосущего детеныша и одновременного приготовления (варке в большом казане) в молочных железах кормящей матери могла остаться часть молока. Это молоко при варке могло выделяться в воду, закрашивая ее в белый мутный цвет (цвет разведенного молока). Если в это время детеныш также варился в казане, то получалось, что он варится в молоке своей матери.

    Если такое предположение имеет право на существование, то заповедь запрещала закалывать одновременно кормящую мать и сосущего детеныша и действительно являлась "намеренным напоминанием гуманного поведения".

    ОтветитьУдалить
  21. слышал что бывает плов варят или тушат мясо внутри желудка, или внутри шкуры барана. Может в данном случае речь идет о приготовлении беременной козы?

    ОтветитьУдалить
  22. טלה [тале] ягненок

    ОтветитьУдалить
  23. ягнёнок - טָלֶה [тале] - ударение на последнем слоге
    телёнок - עֵגֶל [эгель] - ударение на первом слоге
    козлёнок - גדִי [гди]


    ОтветитьУдалить
  24. Дозвольте і мені втрутитися в розмову. Я на мене вираз "не вари козля в молоці його матері" повинно трактуватися наступним чином:
    1) першоплід (чоловічої статі) віддавати Ягаві як жертву ("всі первенці - мої", "а хлопчиків - викупляй"), тобто не можна їсти первенців телят, ягнять або баранців.
    2) слово "молоко" в цьому реченні повинне бути замінене на "жир". Мова йде про жир будь-якої чистої тварини (він не повинен бути на їжу, але на спалення і жертву Богу Ягаві (ЙГВГ - Ягава).
    Як доповнення до всього цього прочитайте Берейшит 18:8 - це дасть розуміння про те що Аврагам поставив на стіл перед ангелами, коли ті прийшли повідомити його і Сару про народження сина - Іцхака. А також пояснить чому "ортодоксальне" твердження не змішувати м"ясного і молочного є невірним в корені.

    ОтветитьУдалить
  25. 1. Во многих случаях в понимании древних текстов, в том числе и Библии, следует понимать прежде всего образы, которые выражены в этих текстах.

    Здесь, при практически любом дословном понимании отрывка, виден явный призыв к почитанию и уважению всего доброго, всех истинно добрых отношений, которые проявляются во всем Богом сотворенном мире – и к недопустимости неуважения к ним, а также проявлению этого в обыденной жизни. Прежде всего – к тому доброму, что проявляется в отношениях к потомству, в том числе и у животных к детенышам.

    Варка козленка в козьем молоке – образ именно неуважения и презрения ко всему доброму в этом Богом сотворенном мире.
    В обыденной же жизни это действие – признак нечуткости души верующего человека, знак соответствующего выбора в отношении к Богу и сотворенного Им миру, знак преступания Закона Божия...

    2. А точное дословное понимание этого отрывка, конечно, очень важно – и это исследование также имеет огромное значение.

    ОтветитьУдалить